Артём Белевич (bibliophagus) wrote,
Артём Белевич
bibliophagus

  • Music:

Поучительная история Элвиса Пресли

К очередной годовщине смерти «рок-н-ролльного короля» публикуем разсказ Севы Новгородцева, прозвучавший в эфире Русской службы Би-би-си пятнадцать лет назад. (С трудом верится, что прошло целых пятнадцать лет: отчётливо помню, как я слушал эту передачу на коротких волнах, сидючи вот в этой самой комнате. Только мебель теперь в комнате стоит другая. И того радиоприёмника «Panasonic», за которым я ездил в своё время аж в Подольск, уже давно нет в помине. Да и «Рок-посевы» уже лет десять как сняты с эфира…)



Слово «калькулятор» нынче обозначает электронную счётную машинку, но в годы моей пионерской юности это была должность. Калькулятор, по всем правилам диетической науки, исходя из заданного числа калорий, рассчитывал расход продуктов и планировал для повара меню на предстоящий день. По калькуляторной науке нам, пионерам, было положено в день 2800 калорий. Физкультурники, спортсмены или солдаты, совершающие марш-броски в полной выкладке, потребляют до 4000 калорий в сутки, таёжные сибирские охотники или полярники — до 10 000, среднего размера слон, из тех, что водятся в Индии, — 50 000. В этом графике потребления калорий гордо возвышается неожиданная фигура короля рок-н-ролла, Элвиса Пресли. Группа журналистов Би-би-си провела недавно исследование его диеты и выяснила, что калории Пресли были поистине королевскими: Элвис заглатывал до 100 тысяч калорий в сутки. Известно, что умер он в тяжёлой весовой категории — бездыханное тело сорокадвухлетнего Пресли весило более 130 килограмм.

Люди, пережившие блокаду или голодовку, сразу поймут, в чём дело: такое нередко случается с теми, кому в жизни не пришлось есть досыта, так что при первой возможности они невольно навёрстывали упущенное. Действительно, семья Пресли жила в бедном негритянском районе города Тупело, штат Миссисипи, и принадлежала к категории, которую сами же негры окрестили хлёстким выражением «white trash» («белые отбросы»). Мол, мы — понятно, малообразованные внуки рабов, жертвы дискриминации, а что же эти-то? Двоюродная бабка Элвиса, Анни, поведала, что в послевоенные годы семья жила на подножном корму, питаясь зеленью и картошкой. Мясо добывали в соседнем лесу, стреляли из мелкашки белок и опоссумов, водившихся в изобилии. Ошкуренную и выпотрошенную белку валяли в муке с солью и обжаривали в кипящем масле. Если когда-нибудь попробуете этот рецепт, увидите — порция получается небольшая. После переезда в Мемфис, штат Теннесси, Элвис недолго шофёрствовал, покуда с ним не случилось то, что случилось: к 1956 году он стал богат и знаменит. Настало, как говорится, время откусываться за полуголодные годы. Мать Элвиса, к тому времени уже изрядно раздобревшая, с любовью жарила сыну огромные, истекающие жиром котлеты, калорий этак на 500 каждая, или готовила его любимые «желейные сэндвичи». При случае тоже можете попробовать. Рецепт такой: два больших куска белого хлеба поджарить в тостере, один кусок толсто намазать клубничным повидлом, другой — арахисовым маслом. Слепить и ещё раз с двух сторон обжарить на сковородке. Вкусно, питательно, хотя и не очень полезно. Разбогатев, Элвис обзавёлся поместьем «Грейслэнд» (сейчас это музей), нанял повариху, которая, кстати, до сих пор живёт в подаренном ей доме и отлично помнит — что и когда она готовила «Мастеру Элвису». А он любил котлеты в булке и сложно-сочинённые, многоэтажные сэндвичи. Всё это удобно было есть руками, и Элвис как-то с детства привык обходиться без вилки и ножа.

Конечно, потом была служба в армии, в Западной Германии, и еда по уставу, с приборами — но душа стрелка-танкиста не лежала к изысканным застольным манерам. Как Гекльберри Финн из книжек Марка Твена, он предпочитал заправлять еду в рот пальцами. Элвис любил свой дом — в нём ему было вольготно и приватно. Повариху он мог разбудить хоть в три часа ночи и попросить любимых котлеток. В ресторанах-кафе, на людях, Элвис чувствовал себя неуютно, стараясь их избегать. У себя на кухне, с мамой, ему было лучше всего. Но вот мать умерла. Постепенно из рок-н-ролльного бунтаря он превращался в тучного заслуженного артиста, исполнителя душещипательных песен. Его личная жизнь дала трещину. Элвис Пресли, любимец женщин планеты, был очень одинок. Когда четверо «Beatles» пришли к нему в гости, они застали такую картину: Элвис смотрел телевизор без звука и с отсутствующим лицом щипал струны бас-гитары. Знали, что его врач, Никопулос, щедрой рукой прописывал Элвису успокаивающие, возбуждающие, стимулирующие и прочие лекарства, от которых пищеварение Пресли постепенно пришло в упадок. У него начала нарушаться обратная связь, существующая в каждом здоровом организме, при которой человек понимает, что он наелся и больше ему уже не надо. Элвис продолжал жевать механически, набивая желудок всё новыми и новыми тысячами калорий. Вечером не заснуть, утром не проснуться.

Вставал Элвис после обеда (ну, речь, конечно, идёт о последних его годах). В пять часов в постель подавали завтрак: полдюжины яиц, хорошо прожаренных на сливочном масле, полкило ветчинных шкварок, полкило сосисек, две пачки любимых толстых молочных бисквитов, всего этак на 5000 калорий. К полночи аппетит снова разыгрывался. Тут уж Элвис мог и в ресторан пойти, или даже слетать в соседний Денвер, в отличную бутербродную. Был там у него любимый сэндвич под названием «Fool’s Gold», то есть «Золото глупца», приготовленный с поистине американским размахом — полметра длиной, в несколько ярусов. В него помещалась банка варенья, банка арахисового масла, полкило шкварок из бекона — ну, там, сыр, холодная индейка и прочее — в общей сложности на 42 тысячи калорий. Когда кушать хотелось, скушивал два. На заре перед сном подходило время закусить: пяток котлеток и сэндвичи своего изобретения (арахисовое масло и пюре из свежего банана, зажаренные в булке). От калорийного питания Элвиса разносило, он раздувался, как ответственный работник.

«Неудобно! — говорили менеджеры Элвису. — Ты же знаменитость, звезда!» Элвис неохотно соглашался и даже несколько раз, под нажимом, ложился в клинику на похудание. Диетологи прописывали сочную диету — то есть ничего, кроме сока. Сока папайи (он содержит пищеварительный фермент папаверин, способствующий стройности фигуры). Недоедание он переносить не мог, видимо, в Элвисе поднималась волна беспокойства, становилось жалко себя, как в далёком полуголодном детстве. Тайком друзья проносили ему в клинику свежеиспечённые пиццы размером с колесо грузовика. К 1977 году жизнь Элвиса потеряла всякий смысл — единственную утеху он находил в еде, в любимых котлетках и сэндвичах. Закормленный лекарствами, потерянный, тюленеобразный человек продолжал жевать, проедая себе дорогу к смерти. Сейчас стали известны результаты вскрытия: кишечник Элвиса был забит плотной глинообразной массой, освободиться от которой организм был уже не в состоянии. Некоторые врачи даже предположили, что причиной смерти мог стать разрыв аорты, вызванный чрезмерным напряжением. Умер Элвис Пресли в ванной, сидя на унитазе.

Всё описанное выше — не пасквиль на короля рок-н-ролла, я сам его люблю с ранних лет. У Элвиса Пресли, как у исполнителя, не было душевной фальши, зато была подкупающая чистота и обаяние, юмор и неподдельная щедрость. Не случайно посмертная коллекция его пластинок, распродавшихся по всему земному шару, составляет внушительнейшую цифру в 4 миллиарда. Я, как и все, печалюсь о преждевременной его кончине и рассказал вам американскую трагедию Элвиса Пресли исключительно в назидание потомкам.

С сайта «Seva.ru»
Tags: Сева Новгородцев, Элвис Пресли, портреты, рок-потёмки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment