Артём Белевич (bibliophagus) wrote,
Артём Белевич
bibliophagus

  • Music:

О романтической любви (часть 4)




Возвышенная любовь способствует появлению нашей веры в то, что наиболее важной вещью в жизни является постижение загадок человеческой души через романтическую проекцию. Мы не знаем о существовании каких-либо иных способов найти контакт с собственной душой. Наш романтический идеал говорит нам, что мы должны искать абсолютный экстаз […] только одним известным нам способом: «влюбиться». […]

Мы верим в то, что имеем право следовать за нашими проекциями, куда бы они нас ни привели, и следовать страсти только ради неё самой, не обращая внимания на разрыв отношений и на людей, которым причиняется боль. Страсть бессознательно считается нашей высочайшей благодатью, главной целью нашей жизни, и все остальные ценности ради неё обычно приносятся в жертву.

Обычно современный мужчина вступает в брак, проецируя на жену образ своей души. Только после того, как проекция начинает исчезать, он начинает узнавать в своей жене реальную женщину. Он находит, что любит её как женщину, он ценит и уважает её, он чувствует особую прелесть в том, чтобы довериться ей, и знает, что она доверилась ему. Но однажды он встречает женщину, к которой прилипает проекция его анимы. Он ничего не знает об аниме и ещё меньше о проекции; он лишь знает, что эта «другая женщина» является для него воплощением совершенства. Она видится ему в золотой ауре, и вся его жизнь в её присутствии становится наполненной энергией и смыслом. […]

Начинается поединок между двумя моралями. С одной стороны, его «человеческая» мораль говорит ему, что плохо предавать свою жену и становиться на путь, ведущий к разрыву отношений. Его инстинкты предупреждают его, чтобы он держался за то, что имеет, чтобы он лелеял ту долгую любовь, которая питает его, ту стабильность и взаимное доверие, которые уже установились между ним и его женой.

Но с другой стороны, со стороны его бессознательного, он слышит другой голос — голос романтической морали. Романтизм говорит ему, что его жизнь будет иметь смысл лишь в том случае, если он последует за своей анимой; при этом его душа будет принимать обличье «другой женщины». […]

Почти каждый из нас ищет «надёжных отношений». Многие люди чувствуют, что им нужны именно такие отношения. Они постоянно говорят и читают о своих «отношениях». Но всякий разговор об «обязательствах» обречён на провал из-за наших установок ещё до того, как он начался. Мы полагаем, что единственный ингредиент, который необходим для таких «отношений», единственная вещь, без которых они становятся невозможными, — это романтическая любовь. Но фактически основными ингредиентами являются привязанность и обязательства. […] роман — это абсолютно иная энергетическая система, с ценностями, абсолютно противоположными любви и обязательствам. Если мы ищем именно романа, мы получаем роман, но не обязательства и не человеческие отношения. […]

Устранение романтических проекций […] даёт ему [мужчине] силу видеть женщину такой, какая она есть, относиться к ней и ценить её как личность, а не как носителя его собственной потерянной души и его непрожитой жизни. […] Он может попытаться узнать, кем она является во всей её сложности, всей её силе и всём её богатстве, которые так отличаются от его собственных и так для него необходимы.

Очень странно, что большинство мужчин относятся к этому этапу романтической любви — исчезновению романтических чар — как к величайшему несчастью. Это критический момент в эволюционном развитии, когда открываются прекрасные возможности […].

Когда мужские проекции на женщину непредвиденно испаряются, он будет часто считать себя «несчастным» с ней. Он разочарован тем, что она оказывается человеческим существом, а не воплощением его фантазии. Он ведёт себя так, как будто она сделала что-нибудь не то. Если бы он открыл глаза, он бы увидел, что потеря магической силы открывает перед ним идеальную возможность увидеть реальную личность. Одновременно это шанс открыть неизвестные части себя самого, которые он проецировал и пытался прожить через неё. […]

Этот вопрос всегда очень болезненный для современного мужчины. Он настолько привык к своим всегдашним попыткам проживать часть своей непрожитой жизни через других людей, что перспектива лишиться этого паттерна кажется ему несчастьем. Он чувствует, что всё наслаждение и интенсивность жизни сосредоточены в надежде, что в один прекрасный день появится женщина, которая сделает его целостным, а его жизнь — совершенной. Ему очень тяжело видеть, как он живёт с женщиной в близости и не пытается прожить через неё свою жизнь.

Это же обстоятельство не менее затруднительно и для женщин. […] Многие женщины настолько свыклись с этой ролью, что […] желают продолжать играть для мужчины образ богини вместо того, чтобы быть простой смертной […]. Но за эту роль приходится платить высокую цену. Мужчина, который видит в женщине богиню, не относится к ней как к женщине. Он лишь относится к своей собственной проекции, своей собственной божественности, которую поместил в неё. И когда его проекция спадает, когда она перемещается с неё на другую женщину, его обожание и поклонение перемещаются вместе с ней. Если мужчина и женщина не имеют между собой нормальных человеческих отношений, то при исчезновении проекции не остаётся ничего. […]

Западный человек не считает, что отношения возможны между двумя обыкновенными смертными человеческими существами, что они способны любить друг друга как обычные, несовершенные люди и могут спокойно отнестись к исчезновению проекций. Но это именно то, что требуется. В конечном счёте длительные отношения могут существовать только между людьми, которые способны смотреть друг на друга как на обычных несовершенных людей, которые любят друг друга без иллюзий и пустых ожиданий. […]

Когда мужчина осознаёт, что он пытался прожить свою жизнь через другого человека, он обычно упускает реальные возможности и делает поспешные выводы. Он начинает рассуждать об отделении от жены для того, чтобы «найти себя». Он думает о тех вещах, которые он не сделал во время брака. […] Он хочет снова вернуться в школу, начать новую карьеру, самоутвердиться, сесть на диету, пойти туда, куда он не мог пойти, и делать то, что не успел сделать раньше. […]

Мужчина, выбирающий такой путь, обычно разрывает свои отношения, делает заявления о том, что он самостоятельно собирается менять свою жизнь, а затем отправляется на поиски другой женщины, которая решит все его проблемы и сделает его жизнь полной — безо всяких усилий. Он возвращается к своей обычной попытке прожить бессознательную часть себя через женщину. Он сменил женщину, но паттерн остался прежним, и он приводит к тому же стилю жизни и жизненному пути. […] Если же мужчина сохраняет отношения или брак и, оставаясь в рамках отношений, берёт на себя ответственность за своё развитие, то он способен открыто и честно посмотреть в лицо своей проблеме.

Наша отчаянная потребность — в осознании того, что мы нуждаемся в обеих сторонах жизни: нам необходима индивидуальность и необходимы отношения с данной конкретной личностью. Мы не можем иметь одно ценой другого. Ни один человек не может быть полностью индивидуален, пока он не включён в отношения, и его способность к истинным отношениям растёт пропорционально степени его индивидуальности.

Роберт Джонсон. «Мы: Источник и предназначение романтической любви». М.: «Гиль-Эстель», 1998, стр. 79–82, 84–89.

Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 5
Tags: безконечный апрель, женщины, живопись, мужское и женское, портреты, психология, цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments