Артём Белевич (bibliophagus) wrote,
Артём Белевич
bibliophagus

  • Music:

Владимир Ильич Ленин: «Морали в политике нет»




Долгие годы так называемый «секретный фонд» бывшего Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма хранил тайну никогда не публиковавшихся рукописей Ленина. Лишь осенью прошлого года к ним были допущены эксперты парламентской комиссии по расследованию августовского переворота. Сегодня мы публикуем заметки одного из экспертов, политического обозревателя «Демократической газеты» (ДПР) Анатолия ЛАТЫШЕВА.

Откроем страницу 166 в 5-м томе «Воспоминаний о Владимире Ильиче Ленине», выпущенном в свет Политиздатом в 1990 году. В «Записи о Ленине» активного участника событий того периода Сергея Мстиславского (статья впервые переиздана 65 лет спустя) читаем: «Перед разгоном Учредительного собрания был разговор с Лениным группы членов ЦК левых эсеров. Спиридонова говорила очень возбуждённо: сказала что-то про «хулиганство» и упомянула о морали. Ленин сейчас же поднял брови: «Морали в политике нет, а есть только целесообразность».

«БУДЬТЕ ОБРАЗЦОВО БЕСПОЩАДНЫ»

Не могу согласиться с мнением некоторых историков о том, что Ленин якобы был плохим политиком. Напротив, он был величайшим политиком, если рассматривать политику как искусство возможного, а оценку политику давать по результатам его деятельности в достижении поставленных целей. С тем лишь существенным уточнением, каковы были эти цели?

Уже обнародованные материалы свидетельствуют, что в первые месяцы Советской власти террор большевиков ограничивала их коалиция с левыми эсерами. Я далёк от мысли идеализировать последних, но в опубликованных, например, в 1988 году воспоминаниях Я. Петерса, ближайшего соратника Ф. Дзержинского по ВЧК, довольно наглядно показаны те препоны, которые чинил нарком юстиции левый эсер Штейнберг работе чекистов. И пришлось даже отпустить Пуришкевича, жалуется Я. Петерс, ибо для применения к нему высшей меры не удалось добиться единогласия при голосовании ВЧК.

Не обладал абсолютной властью в первые месяцы деятельности ВЧК даже «железный Феликс», который, надо заметить, был далеко не самым худшим в ленинском окружении. Вот запись одного из первых заседаний ВЧК от 26 февраля 1918 года: «Слушали — о поступке т. Дзержинского. Постановили: «Ответственность за поступок несёт сам и он один, Дзержинский. Впредь же все решения вопросов о расстрелах решаются ВЧК, причём решения считаются положительными при половинном составе членов Комиссии, а не персонально, как это имело место при поступке Дзержинского»*.

Таким образом «железного Феликса» просто мягко пожурили за «поступок» — самовольный расстрел. После разрыва с левыми эсерами большевики уже расстреливали всех, кого хотели, налево и направо.

«Мы Россию отвоевали… должны теперь Россией управлять», — заявил Ленин в начале 1918 года и начал разрабатывать научно обоснованную схему превентивного, устрашающего население террора. Во все концы страны идут ленинские приказы: «…будьте образцово беспощадны». «Надо поощрять энергию и массовидность террора…» «Если Вы абсолютно уверены, что нет сил для свирепой и беспощадной расправы, то телеграфируйте». «Расстреливать, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты». 26 июня 1918 г. Ленин пеняет своему питерскому наместнику за мягкотелость: «Тов. Зиновьев! Мы услыхали в ЦК, что в Питере рабочие хотели ответить на убийство Володарского массовым террором и что вы (не Вы лично, а питерские цекисты и пекисты) удержали. Протестую решительно!
Мы компрометируем себя: грозим даже в резолюциях Совдепа массовым террором, а когда до дела, тормозим революционную инициативу масс, вполне правильную. Это не-воз-мож-но!»

…ДОЛЖЕН БЫЛ БЫТЬ СОЖЖЁН

Истоки организованного и планомерного большевистского террора можно найти в доселе не публиковавшихся записках Ленина, хранящихся в так называемом «закрытом фонде». Вот одна из них, датированная 1920 годом (точная дата неизвестна):

«Т. Крестинскому:
Я предлагаю тотчас обнародовать (для начала можно тайно) комиссию для выработки экстренных мер (в духе Ларина: Ларин прав). Скажем, Вы + Ларин + Владимирский (или Дзержинский) + Рыков? или Милютин? Тайно подготовить террор: необходимо — СРОЧНО.
А во вторник решим: через СНК оформить или иначе.
Ленин».


Между тем в «неоформленном» виде массовый террор начал практиковаться гораздо раньше. Вот ленинское письмо от 11 августа 1918 г. То есть нет ещё голода в стране, не принято ещё решение о массовых расстрелах заложников в ответ на убийство Урицкого и ранение самого Ленина. Письмо адресовано «товарищам Кураеву, Бош, Минкину и другим пензенским коммунистам».

«Товарищи! Восстание пяти волостей кулачья должно повести к БЕСПОЩАДНОМУ подавлению. Этого требует интерес ВСЕЙ революции, ибо теперь ВЗЯТ «последний решительный бой» с кулачьём. Образец надо дать.
1) Повесить (непременно повесить, дабы НАРОД видел) НЕ МЕНЬШЕ 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц.
2) Опубликовать имена.
3) Отнять у них ВЕСЬ хлеб.
4) Назначить заложников — согласно вчерашней телеграмме.
Сделать так, чтобы на сотни вёрст кругом народ видел, трепетал, знал, кричал: ДУШАТ и задушат кровопийц-кулаков.
Телеграфируйте получение и ИСПОЛНЕНИЕ…
P. S. Найдите людей ПОТВЁРЖЕ.
Ленин».


И далее Ленин всё гнал и гнал новые телеграммы в Пензенскую губернию: использовать латышей, «беспощадно», «обнаруживаете мягкотелость», «бездеятельность преступна», «возмущён вашей слабостью».

Впоследствии Ленин заявит о том, что насилие по отношению к крестьянству было бы «идиотизмом, тупоумием и гибелью дела». Скажет, что «сплошь и рядом по неопытности советских работников, по трудности вопроса, удары, которые предназначались для кулаков, падали на среднее крестьянство». Как будто, отдавая свои указания, не знал, что в 18-м году не было в провинции опытных советских работников.

Глубоко изучив опыт Парижской коммуны, Ленин из уроков её поражения сделал вывод: революция должна уметь защищаться. Но может ли быть оправдан, к примеру, тот факт, что ради тактических военных целей Ленин приказал сжечь целый город? Так, в записке от 3 июня 1918 г. он поручает «передать Теру, чтобы он всё подготовил для сожжения Баку, в случае нашествия (имелась в виду опасность захвата города британскими или турецкими войсками.— А. Л.), и чтобы печатно объявил это в Баку».

Можно только гадать, каким бедствием для гражданского населения обернулось бы сожжение древнего города, если бы председатель ЧК Бакинского Совнаркома С. Тер-Габриелян сумел выполнить это указание.

100 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ ЗА ПОВЕШЕННОГО

Когда звучат призывы — читайте Ленина и не верьте хулителям, — хочется спросить: к каким источникам обращаться? Ведь так называемое Полное собрание сочинений Ленина — это фальсификация. В нём множество купюр, причём без всяких отточий. Например, в 51-м томе опубликовано письмо Л. Троцкому от 22 октября 1919 г. А вот подлинный текст одного из абзацев этого письма (купюра выделена):

«Покончить с Юденичем (именно покончить — добить) нам дьявольски важно. Если наступление начато, нельзя ли мобилизовать ещё тысяч 20 питерских рабочих плюс тысяч 10 буржуев, поставить позади их пулеметы, расстрелять несколько сот и добиться настоящего массового напора на Юденича?»

Конечно, война сопровождается многими жестокими приказами типа «пленных не брать». Но вывести впереди наступающих частей тысячи мирных жителей и, стреляя им в спину, ворваться на плечах оставшихся в живых в боевые порядки противника — это, по-моему, уже патологическая жестокость.

Или обратимся к написанным рукой Ленина в августе 1920 г. запискам заместителю председателя Реввоенсовета республики Э. Склянскому. Зарубежному читателю они известны уже два десятка лет. Наш — узнал их лишь недавно. Война есть война. И дело не в том, что в этих записках даётся секретное указание тайно перейти границы соседних государств — Латвии и Эстонии. Поражает поставленная задача: проникнуть в глубь территории, повесить там 100—1000 чиновников и богачей, кулаков, попов, помещиков, выплатить за каждого повешенного премию по 100 000 рублей, а затем «свалить» все преступления на базировавшиеся в Польше белогвардейские части. Можно ли наладить достаточный «учёт и контроль» при выдаче премий за каждого повешенного, быть уверенным, что им окажется непременно «чиновник» или «богач», а не другой мирный житель, попавшийся на глаза жаждущим вознаграждения? Перед Лениным такой вопрос, похоже, не стоял (как и вопрос о преступности подобной акции вообще).

«ЗАТРАВИТЬ, НО В ФОРМАХ АРХИВЕЖЛИВЫХ»

Многие неопубликованные рукописи Ленина проливают свет на неизвестные стороны деятельности партии большевиков. Вот любопытный факт: в октябре 1918 г. Ленин ставит вопрос «об уничтожении документов частной собственности». С этой целью приказывает все нотариальные акты тайно, безо всяких постановлений «превратить в бумажную массу», рекомендуя «технически это изучить заранее». В случае поражения большевиков никто долго бы ещё не смог разобраться и доказать, что кому принадлежит. Этакая мелкая пакость классовому врагу. В другом письме — по поводу встречи первой иностранной профсоюзной делегации из Англии весной 20-го года Ленин иезуитски инструктирует Чичерина: тайно подготовить кампанию по её дискредитации («затравить, но в формах архивежливых»).

«ЭТО НЕ МОЗГ, А Г…»

С весны 1922 г. Ленин задумывает широкомасштабную акцию: выслать за рубеж всех представителей свободномыслящей интеллигенции, которых он в письме Горькому недвусмысленно оценил «как интеллигентиков, лакеев капитала, мнящих себя мозгом нации. На деле это не мозг, а говно».

Обратим внимание на такой факт. В опубликованном в ПСС письме Ф. Дзержинскому от 19 мая 1922 г. Ленин представляется читателю человеком предусмотрительным и осторожным. Он предлагает обсудить все «меры подготовки» к высылке, собрать письменные отзывы на некоммунистические издания, «собрать систематические сведения о политическом стаже, работе и литературной деятельности профессоров и писателей». Зато другое письмо по этому поводу прячется в «секретном фонде». И это понятно, ибо здесь уже совсем другой Ленин, жестокий, яростный, нетерпеливый. 17 июля того же года он пишет Сталину: «выслать за границу безжалостно», «всех их — вон из России», «арестовать несколько сот и БЕЗ ОБЪЯВЛЕНИЯ мотивов — выезжайте, господа!», «Очистим Россию надолго».

И действительно очистили. «Надолго и всерьёз».

* Здесь и далее выделены тексты, ранее хранившиеся в различных «секретных фондах».

МНЕНИЕ НАШЕГО ОБОЗРЕВАТЕЛЯ

Да, факты — ужасны. Леденят кровь. Читайте Ленина — без купюр. Читайте. Но не только Ленина. Читайте и анализируйте нашу трагедию не только как нашу, только отечественную трагедию. Очень не хватает масштаба.
Образец такого подхода, например, — в тезисах лекции академика Вернадского за, если не ошибаюсь, 1921 год. Он писал, что почти одновременно в начале XX века появляются два гения: гений насильственной революции — В. И. Ленин в России и — гений революции ненасильственной — Махатма Ганди в Индии. Заметьте: только в XX веке появляется этот путь: ненасильственное революционное изменение общества. Но ещё не был пройден до конца, до предела и первый, «традиционный» для человечества путь… Мы его прошли, кажется, дальше всех. До предела. Давайте остановимся хоть сейчас.

Ольга МАРИНИЧЕВА

«Комсомольская правда», 12 февраля 1992 г.
Tags: mcmlxxxiv, Ленин, архивы, история, портреты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments